Radius: Off
Radius:
km Set radius for geolocation
Search

Как обучают английскому в Канаде

Русским людям, как, пожалуй, и большинству носителей других языков, свойственна иллюзия, что лучше англичан или американцев английскому никто не научит. Это так и не так. Я бы взяла на себя смелость сказать, что скорее не так, чем так. Чтобы развенчать этот очень удобный для носителей английского миф, я начну с того, что попрошу вас задать себе вопрос: «Вы лично смогли бы квалифицированно научить иностранца русскому или украинскому языку?»

Статистика ответов очевидна. Значит, первая часть истины заключается в том, что недостаточно быть просто носителем языка, чтобы уметь его преподавать. Поэтому попытки  англофонов, приехавших, скажем, в Россию  или Украину, для  преподавания экономики в какой-нибудь модной  бизнес-школе,  проповедования мормонства или изучения  русской культуры, подработать между делом ,  обучая английскому на курсах или в университете, могут быть успешными только при условии, что они ведут разговорный аспект занятий, что, конечно, само по себе очень ценно.Как бы ни хотелось большинству начинающих штурм азов  иностранного языка избежать тягомотины грамматики и нудных упражнений  и «выучить английский за 10 дней»,  пока они не поймут, что  в языке, как и в любом другом познании, нельзя  перейти к сложному, не зная  основ, их бесплодные попытки обречены на провал.  Чтобы играть  Моцарта, нужно начинать с гамм. Среди современных методик  существует немало, которые придают изучению грамматики второстепенную роль. Среди них флагманом движется  «коммуникативный метод» —   совокупность приёмов, направленных прежде всего на развитие разговорной речи. В основе этого подхода лежит попытка уподобить изучение иностранного языка взрослыми людьми тому, как это делают дети: не вникая в грамматические тонкости, запоминая модель и воспроизводя многочисленные   вариации по запомненному речевому лекалу. Но основная проблема заключается в том, что, к сожалению, взрослые уже не дети и этот волшебный механизм ими уже утрачен. Прежде, чем воспроизводить по образцу взрослые должны понимать то, как , почему и в каких случаях. Коммуникативный метод, безусловно, хорош, если среди ваших целей изучения языка – туризм ( в основном, пляжно-шопинговый),  или незатейливое общение  на бытовом уровне. Но если вам нужно для поступления в зарубежный вуз сдать экзамен на знание английского языка, если вы хотите работать в иностранной компании или жить в одной из англоязычных стран, вам  нужно знать язык досконально: свободно читать, писать, слушать лекции, презентации или инструкции вашего шефа, в конце концов, который не будет вдаваться в подробности методических тонкостей при вашем изучении английского языка. Он вам закрутит такую конструкцию, что коммуникативный метод вас не выручит.

Многие люди, приезжая жить и работать в Канаду, не знают английского в достаточной мере, чтобы работать по специальности или хотя бы успешно общаться на этом языке с местными жителями. Они начинают улучшать свой английский с того, что записываются на так называемые курсы ELSA, то есть курсы английского  как второго языка для взрослых.  Эти  курсы бесплатны для всех иммигрантов и рекламируются канадским правительством как лучшее средство для овладения языком. Федеральные власти выделяют на эти цели большие средства и профессия инструктора курсов ELSA является одной из самых востребованных в  стране. Для получения этой специальности есть множество учебных заведений, и сроки варьируются от пары месяцев до пары лет. Но получение степени бакалавра по  лингвистике – явный перебор здесь, в отличие от нашей практики, когда вас не допустят к преподаванию языка без диплома о высшем образовании, то есть пяти лет учёбы  в высшем учебном заведении. Поэтому представления о структуре  языка,  его функциональных особенностях у местных преподавателей подобных курсов весьма поверхностны. Они не изучали языкознания, чаще всего, не владеют никаким иностранным языком и не видят сложностей английского глазами своих учеников, не понимают проблем  их восприятия. Методом подачи материала является  исключительно коммуникативный, что значит на практике минимум  объяснения, максимум наблюдения и использования. При этом главными задачами обучения считаются создание позитивного настроя, увлекательность  занятия, удовольствие от урока. Всё вышеперечисленное само по себе заслуживает только одобрения и высоких оценок. Но как это выглядит на практике и к чему это приводит? Ведь мерилом правильности  выбранных средств может служить только достигнутый результат.Группа состоит из 10- 20 слушателей разного возраста, разной национальности, подобранных лишь по принципу оценки начальных знаний. Занятия могут проводиться в дневное время, либо вечером, 3 раза в неделю по 3 часа. Слушатели курсов часто пропускают занятия, могут прекратить заниматься на некоторое время, затем возобновить их. Это значит, что уровень знаний учеников одной группы очень неоднороден и преподавателю практически невозможно подобрать  учебный материал, подходящий по сложности всем членам группы. Одни скучают, теряя время, другие не понимают, чего от них хотят. Как проходит занятие в  такой группе? Преподаватель читает текст, задаёт слушателям вопросы по тексту, предлагает упражнения на понимание текста. Новые слова  преподаватель объясняет, естественно, на английском. Насколько верно ты догадался об их значении, зависит от твоей догадливости или удачи. Пользование словарём не приветствуется адептами коммуникативного метода. Новая грамматика, как и, впрочем, старая, практически не объясняется. Фрагментарные попытки толкования грамматических явлений на изучаемом на базовом уровне  языке, не могут прояснить учащимся особенности употребления тех или иных языковых форм.   Учебники не используются, то есть учащиеся не видят какой-то стройной системы, нет осознания движения вперёд, а только чувство того, что ты топчешься на одном месте. Львиную долю занятия занимают игры ( помним цели урока – позитив и приятное послевкусие!)   Что остаётся в сухом остатке после трёх часов урока? Произношение как было скверным, так им и осталось.  На эти мелочи здесь внимания не обращают. Считается, что в такой мультикультурной стране, как Канада,  половина населения говорит со своим родным акцентом, так что главное, что говорить, а не как. Но на практике человека с плохим произношением просто не понимают и сто раз переспрашивают. И, когда человек с родным русским разговаривает по-английски, например, с китайским коллегой,  он просто не понимает, что тот с ним говорит не по-китайски. Ведь на курсах этим не занимаются! Грамматикой, в лучшем случае, из трёх часов урока позанимались 10 минут, и отрабатывать её за играми некогда, да и ошибок в речи здесь практически не исправляют. Это моветон! Ведь ученику может быть неприятно, если ему указали на ошибку! Ведь он может обидеться! Ведь он может перестать посещать занятия ( меньше учащихся —  меньше государственного финансирования!) Домашних заданий тоже практически нет, разве что написать маленькое сочинение за выходные или сделать пару упражнений не больше чем на 15 минут. В результате  новые слова не заучиваются, не запоминаются, не употребляются. За полгода здесь проходят меньше, чем у нас на средних курсах за месяц (даже если только 2 раза в неделю по 2 часа). Многие иммигранты посещают эти курсы годами.

Конечно, жизнь научит общаться, если ты не сидишь дома! Но кпд таких курсов крайне низок, поэтому многие, отчаявшись добиться ощутимых результатов в обозримом будущем, ищут всеми возможными способами частных репетиторов. Догадайтесь с одного раза, будут ли они платить свои нелегко заработанные деньги “native speakers”, то есть носителям языка, которые  опять будут объяснять (если вообще будут) непонятное через непонятное и,  как минимум, пол-урока играть с ними в развесёлые игры? Ведь они, в конце концов, не массовика-затейника нанимают! Они хотят конкретной отдачи от каждой оплаченной ими минуты. И принцип бесплатных курсов «Дареному коню в зубы не смотрят»  на частных уроках не применим. Вознесённый сейчас на гребень моды коммуникативный метод придуман и рекламируется  методистами, в основном, из англоязычных стран, взявших себе на откуп этот многомиллиардный  бизнес. Ведь главной «фишкой» этого подхода является то обстоятельство, что он  предполагает присутствие на занятии в качестве преподавателя носителя английского языка, что и требовалось доказать. Это так естественно и так удобно (для преподавателей английского языка  из  Британии, Штатов или Канады) : кому же ещё учить английскому, если не англофонам, зачем тратить время и деньги на изучение других языков, если весь мир изучает английский, пусть они приспосабливаются к нам, а не мы к ним!  Русский или украинский преподаватель английского языка, работающий сейчас, скажем , на курсах иностранных языков в мононациональной группе, тоже вынужден избегать объяснений  сложных грамматических явлений на общем с учениками языке или делать это украдкой, если количество ошибок и отчаяние учеников, отказывающихся понимать по-английски  на элементарном или даже предсреднем уровне , к примеру, разницу в употреблении  времён Past Simple  и Present Perfect зашкаливает за все приемлемые нормы ( если неудовлетворение своими результатами вообще можно считать приемлемым при изучении иностранного языка). Так ему диктуют учебные пособия британских издательств, по которым он работает,  и общемировая тенденция в методологии изучения иностранных языков.

Так что же вы предлагаете, спросит  дотошный читатель? Вернуться к любимому в Советском Союзе грамматически-переводному методу, тому самому, благодаря которому мы (или наши родители) лихо переводили с английского на  русский тексты о пяти орденах Комсомола, чётко делали подстановочные упражнения на изучаемые конструкции и могли перечислить все случаи употребления  времени  Present Perfect, но при этом сказать по-английски фразу типа : «У вас хлеб свежий? Дайте, пожалуйста, пару батонов»  не мог ни один отличник?  Процесс освоения иностранного языка – сложный и, честно говоря, далеко не полностью изученный. В этом процессе есть свои этапы со своими особенностями. Ничто не может заменить живое общение с носителями языка для практики употребления изученного лексико-грамматического материала, для выработки навыков понимания живой речи, для шлифовки механизма речепроизводства,  для психологической поддержки  своей мотивации и многого другого. Но кесарю кесарево, а специалисту специалистово.  Понимание языковых особенностей родного языка учащихся, сопоставление, объяснение аналогий и расхождений при изучении английского языка, точный перевод с учётом контекстных особенностей того  или иного словосочетания – незаменимое подспорье в изучении английского. Хороший специалист не будет слепо копировать модные тенденции, а сумеет при подготовке урока выбрать из богатого арсенала накопленного исторической практикой те подходы,  приёмы и методы, которые наиболее плодотворно служат конкретным  поставленным целям.

Английский язык давно уже стал транснациональным явлением, как карате, футбол или караоке. Это язык межнационального общения и он больше не принадлежит лишь тем, для кого он является родным. Методики его преподавания – живая сфера человеческой деятельности, меняющаяся и совершенствующаяся. И догм здесь не существует.

В связи с этим мой вам совет – учите английский дома, а шлифуйте его – в стране, где планируете его использовать или с носителями английского там, где их найдёте. Желаю успехов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены